Интервью Кевина О’Лири о будущем токенов, закрепленных активами

1 неделя ago Elena 0

Кевин О’Лири (Kevin O’Leary) — Канадский серийный предприниматель, инвестор, журналист, писатель, финансовый комментатор и телеведущий. Владелец инвестфонда O’Leary Funds (под управлением фонда находится более $1,5 млрд), венчурной компании O’Leary Ventures.  Я искренне верю, что в конце концов монеты на основе активов заменят ценные бумаги с небольшой капитализацией. Комиссия по ценным бумагам построила ряд платформ, которым разрешено стать дилерами и брокерами для выпуска токенов. В течение следующих трех недель в Нью-йорке запускается большой проект. Я участвую в нем, правда, пока в рамках договора о неразглашении.

Это выпуск токенов на сумму 400 миллионов долларов для актива недвижимости, о котором вы слышали?

Да, я расскажу об этом, когда запрет снимут. Идея в том, что владелец очень престижной брэндовой гостиницы в этом городе собирается в международном масштабе выпустить монету на основе актива, которая позволит владеть долей этого актива. Можно будет принять участие в распределении smart контракта для блокчейна и стать владельцем трети актива этой гостиницы. Если это сработает, это будет первым проектом такого рода. Я им крайне заинтересован.

И за этим проектом стоит реальный актив

И он одобрен комиссией по ценным бумагам. Это не выпуск ценных бумаг эта монета со smart контрактом, одобренная комиссиейочень жду этот проект. Я участвую в нем. Я надеюсь, что он заработает. Да, мы идем в этом направлении с этим проектом на основе монеты.

Или это просто более безопасный способ ведения проектов?

Он полностью ликвиден и прозрачен. При этом smart контракт предоставляет право собственности и продолжительность участия. Вы можете продать кому-то монету. Это станет общеизвестно благодаря блокчейну и смарт-контракту.

Это в корне меняет смысл понятия выхода на фондовый рынок. Вместо выхода на Нью-Йоркскую фондовую биржу или, например, Настдак, можно потенциальный отсечь инвестиционных банкиров или ограничить их участие. При этом инвесторы получают активы, в отличие от ISO первичного размещения монет, в рамках которого ничего не предлагается. Проводится, скорее, сбор пожертвований в пользу компании.

Конечно, при этом эмитент думает не о выплате 5-7% комиссии, а о миллионах людей, покупающих долю в этом активе, стоимостью 20 — 50 долларов. Таким образом стоимость эмиссии очень низка, если все это заработает. Я очень жду этот проект, но давайте подождём и увидим.

Если он заработает, мы почувствуем как Уолл-стрит задрожит?

Потому что это поменяет правил игры это 400 миллионов долларов, это большая сумма. Не такая уж большая для Уолл-стрит, но достаточно для того, чтобы сработать.

Можно ли договориться о вашем следующем выступление прямо сейчас?

Я вернусь, мне очень интересно работать в этом проекте. Я в нем уже два месяца.

Те подробности, которыми вы поделились с нами уже достаточно интересные.

Да, это интересно. И я думаю, за этим следит множество людей. Главное — заявить регулятору о желании совместно работать., о том, что вы не собираетесь разрушить мир, что вам нужно регулирование, что вы хотите действовать по правилам. Я участвовал во множестве крипто конференций, где встречал анархистов, которые хотели уничтожить правительство. Я не хочу уничтожать никакое правительство. Я хочу заработать деньги.

Как много заработает этот проект?

Это будет и эмисес капитализации в 400 миллионов. Это будет одно из крупнейших первичных размещений на сегодня. Это будет крупнейшим размещением, если оно успешно запустится.

Вы говорите, оно одобрено комиссией по ценным бумагам (это я к тому, что комиссия настроена против ICO, за которым нет активов). А этот проект обеспечены активами и у вас есть маркетинговые материалы

Да, смарт-контракты и право владения. Это монета, за которой стоят активы.