Запуск блокчейн платформы TON затягивается еще на целый год

5 месяцев ago George 0

30 апреля затянувшееся без меры противостояние мессенджера Telegram с американской фемидой и Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC) перешла в новую фазу: затянулась еще на год.

Одни эксперты оценили эту отсрочку как тонкий стратегический ход, повышающий шансы компании Павла Дурова на итоговое положительное решение своего вопроса. Другие впали в уныние на том основании, что де-факто создатели сети TON уступили давлению государства и, тем самым, нанесли урон стратегической цели — наступлению Царствия небесного на земле в результате повальной блокчейнизации и биткоинизации всего и вся.

Я, со своей стороны, попытаюсь донести до читателя иную идею, которая, как мне кажется, не только соответствует здравому смыслу, но и позволяет эффективно бороться с иллюзиями, опутывающими эпопею TON с момента ее рождения.

Ничего революционного, только бизнес

Вкратце моя ключевая мысль такова: битва Telegram с SEC и американским правосудием — абсолютно частное дело господина Дурова и его бизнеса. Эта битва маргинальна и не имеет никакого отношения ни к техническому прогрессу, ни, тем более, к перспективам популяризации идей криптореволюции в мире. Поэтому

лучшее, что общественность сегодня может сделать, —это забыть о TON и сосредоточиться на более важных вещах.

Попробую аргументировать и обосновать свою позицию.

Начну с краткой хронологии событий. В декабре 2017 года информационное агентство Cryptovest, специализирующееся на технологиях шифрования, произвела, судя по последующим событиям, санкционированную утечку информации о новом проекте братьев Дуровых — TON (Telegram Open Network, Открытая Сеть Телеграммы).

Блокчейн TON и его токен Gram позиционировали себя как революционный прорыв, устраняющий неспособность главных криптовалют (биткоина и эфира) увлечь широкие народные массы. Биткоин и эфир слишком медленно обрабатывают транзакции, слишком сложны для понимания и не ориентированы на рынок товаров и услуг. TON / Gram обещали решить эти задачи за счет усовершенствованной технологии (продвинутой в плане масштабируемости вариации Proof of Stake) и наличию уникальной стартовой площадки — 200 миллионов пользователей мессенджера Telegram. TON / Gram призваны превратить Telegram из платформы для обмена сообщениями в полноценный «интернет денег».

Посмотрим теперь на исторический контекст, в котором зарождался проект братьев Дуровых.

В 2015 году идеалы и иллюзии первой волны сторонников Сатоши Накамото закономерно уступили место естественной природе человека. Инициативу перехватили толпы необразованных, но ушлых аферистов, которые заменили криптопроекты, основанные на бескорыстном вкладе добровольцев, гешефтом ICO, первичного предложения монет, подчиненного исключительно целям личного обогащения.

Логотип криптовалюты TON

В следующие два года в формате ICO было запущено несколько тысяч криминальных афер (в английском языке их принято называть scam — кидалово), которые увенчались масштабной экспроприацией денег у огромного числа доверчивых инвесторов.

Успех мошенникам обеспечивала привлекательность криптотехнологий в глазах общественности при одновременном отсутствии малейшего понимания того, как эти технологии устроены. Соединение этих обстоятельств позволило под видом криптовалют распространять ничем не обеспеченные конфетные фантики, а централизованные базы данных выдавать за блокчейн.

Пик ценового пузыря, вознесшего до небес биржевую капитализацию шиткоинов (мусорных токенов ICO), скормленных инвесторам в обмен на их сбережения, пришелся на декабрь 2017, и именно в этот момент в публичное поле утекла информация о запуске проекта TON / Gram.

Спешу предостеречь читателя от соблазна приписать руководству Telegram криминальные или просто сомнительные в этическом отношении намерения. В декабре 2017 года, когда принималось решение о сборе денег, ожидания в обществе у всех были еще феерические и никто не догадывался, что не пройдет и месяца, как стоимость подавляющего большинства мусорных токенов на крипторынке обесценится практически до нуля.

Показательно, что даже в условиях массовой эйфории братья Дуровы отказались от публичной оферты ICO в пользу закрытого сбора средств, ограниченного квалифицированными инвесторами.

Выбор альтернативной формы договора объяснялся, конечно, не нравственными переживаниями, а вынужденной необходимостью, которая стала очевидной после того, как американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC), единственная в мире государственная структура реально защищающая права инвесторов, объявила в июле 2017 года войну ICO.

Один из инвесторов платформы TON — экс-министр Открытого правительства РФ Михаил Абызов. Фото: Сергей Карпухин / ТАСС

Новая форма договора называлась Упрощенное соглашение о будущих токенах (Simple Agreement for Future Tokens, SAFT). Смысл SAFT: финансирование проекта осуществляется в закрытых, непубличных условиях. Принять участие могут только квалифицированные, обычно, корпоративные, инвесторы, которые дают деньги на развитие проекта в обмен на обещание получить цифровые активы (токены) в определенный момент в будущем, когда проект будет запущен и сами эти токены будут сгенерированы.

Читатель не должен строить иллюзий: единственное назначение SAFT — это обход запрета SEC на организацию ICO, проявивших себя в подавляющем большинстве случаев как бессовестное мошенничество и беззастенчивый обман рядовых инвесторов. Все разговоры о том, что SAFT качественно меняет юридическую основу финансирования, а участие исключительно «квалифицированных» и «аккредитованных» инвесторов снимает риски, — это лукавство для бедных.

Для бедных в прямом смысле слова: критерий тугого кошелька — ключевой для получения правильной квалификации и аккредитации. В моем утверждении нет натяжек, ибо тот же самый критерий пронизывает финансовую и биржевую индустрию на всех уровнях. Если вы попытаетесь с улицы открыть брокерский счет, перед вами выставят множество ограничений: запрет на торговлю деривативами, запрет на использование сложных опционных стратегий, запрет на маржинальный счет, запрет на торговлю акциями в короткую и т.д. Для получения нужного уровня допуска вам придется завалить брокера дипломами и сертификатами, доказывающими вашу компетенцию.

Стоит, однако, вам депонировать на брокерский счет 50 тысяч долларов или более, все сомнения в вашей квалификации у брокера и регулятора снимет как рукой. Заодно исчезнут и любые торговые ограничения: спекулируй хоть до посинения!

Единственное, что делает договор SAFT, так это меняет бедных инвесторов, ничего не понимающих в криптотехнологиях, на богатых инвесторов, точно также ничего в этих технологиях не понимающих. Стоит ли удивляться, что SEC уловку с SAFT приняла в штыки точно также, как раньше забраковала договор ICO?

1 миллиард 700 миллионов долларов, собранных Telegram, в результате закрытого предложения, предположительно должны были пойти на создание сети TON, блокчейн с токеном Gram, сопутствующие инфраструктуры и интеграцию с мессенджером. Однако и в этом вопросе у читателя не должно быть никаких иллюзий.

Инвесторы, конечно, могли не разбираться в шардинге, гиперкубической маршрутизации и виртуальной машине TON, однако крутить головой, сравнивать и производить арифметические действия на уровне начальных школьных классов, они, несомненно, умели. А значит инвесторы изначально знали, что денег было собрано даже при самой щедрой прикидке в 20, а то и 30 раз больше, чем требуется на развитие и запуск непосредственно самой сети TON.

Навскидку: в 2017 году проект Cardano (ADA) собрал на первичном размещении 63 миллиона долларов. Этих денег разработчикам хватило за глаза для создания самого совершенного в мире в технологическом отношении блокчейна, использующего такой же консенсус, что и TON (Proof of Stake).

Cardano, конечно, уникален, но были и десятки других примеров успешного развития блокчейн-проектов, сопоставимых с TON / Gram и по амбициям, и по техническому потенциалу, за несопоставимо меньшие деньги.

Ни грамма инвесторам

Итак, будем исходить из здравого смысла и считать, что инвесторы прекрасно понимали реальную стоимость затрат на проект братьев Дуровых, однако с готовностью дали денег с излишком. Очевидно, на что-то еще рассчитывали. На что?

Одну из версий отстаивает судья Кевин Кастел в своем вердикте от 24 марта 2020 года. Читаем постановление: «Суд полагает, что SEC с высокой степенью вероятности может доказать, что соглашение о продаже 2,9 млрд токенов Gram 175 инвесторам за $1,7 млрд является частью общей схемы по продаже Gram на вторичном рынке, которая будет реализована усилиями команды Telegram… Суд считает, что данная схема является продажей ценных бумаг без обязательной регистрации».

Иными словами, инвесторы дали деньги Telegram в обмен на право получить в будущем токены Gram по цене, существенно ниже вероятной стоимости этих токенов на вторичном рынке. По мнению судьи инвесторы рассчитывали на быстрый заработок, потому как могли продать свои токены жаждущей публике в первые дни выхода Gram на биржу.

Если мы решим согласиться с судьей, нам придется закрыть глаза на то обстоятельство, что непосредственно сбор денег инвесторов для проекта TON случился не на пике биржевого пузыря в декабре 2017 года, а в феврале 2018 года, уже после тотального обвала обменных курсов криптовалют на биржах (в январе 2018).

Инвесторы братьев Дуровых уже знали о катастрофе, однако деньги все равно дали.

Видимо, делали ставку на то, что пройдет год (именно такой срок изначально отводился для запуска блокчейна TON), страсти улягутся, толпа забудет о своих потерях и радостно попрет бараном на новый круг стрижки.

Мне одному кажется, что считать людей, вложивших в TON почти два миллиарда долларов, наивными симплициями, — дело, мягко говоря, излишне самоуверенное?

Предлагаю читателям альтернативную гипотезу, в которой, по крайней мере, житейской мудрости и здравого смысла больше, чем в вердикте судьи Кастела. Я считаю, что инвесторы TON шансы Gram на повторение криптопузыря 2017 года оценивали адекватно. Вернее, они оценивали отсутствие таких шансов.

Также думаю, что инвесторы TON, если уж сами не подсчитали, то уж точно проконсультировались у экспертов о реальной стоимости разработки блокчейна с хорошо изученным и, мягко говоря, не самым революционным алгоритмом консенсуса.

Инвесторы TON понимали, что большая часть полученных 1,7 млрд долларов пойдет не на блокчейн, а на развитие самого мессенджера Telegram. Инвесторы понимали, что SEC, впившись питбулем в ICO, не обойдет вниманием и SAFT, а значит, непременно постарается помешать эмиссии токена Gram. Инвесторы все понимали, но деньги все равно дали.

Посмотрим, как развивались дальнейшие события. Единственным ощутимым результатом первого года работы Telegram над сетью TON стал срыв всех обозначенных в соглашении обязательств по срокам. Точнее, предположительный срыв, потому что никто в глаза соглашения не видел, никаких отчетов о проделанной работе Telegram общественности не предоставляла, а имена инвесторов держались в строжайшем секрете.

Глава Facebook Марк Цукерберг — перед началом выступления в Комиссии по ценным бумагам США. Фото: EPA-EFE

В июне 2019 года в мире произошло переломное событие: компания Facebook представила собственную криптомонету Libra. Марк Цукерберг, в отличие от братьев Дуровых, по каким-то неведомым соображениям решил сыграть в открытую, за что сразу же поплатился: объединенная государственная коалиция США и стран Евросоюза закатала Libra в асфальт без всякого суда и следствия. Пока запуганный до смерти Марк оправдывался за дерзость перед сенатской комиссией, министры финансов Германии и Франции на пальцах объяснили наивной криптообщественности: Libra случится только через труп. Причем, труп не ЦБ, а ее собственный, либровский.

После уничтожения Libra всем стало явно, что шансов выжить у TON / Gram нет ни малейших.

Telegram по традиции продолжил игру в молчанку, затягивая запуск сети до крайнего срока, оговоренного в соглашении с инвесторами (30 октября 2019 года). Однако Комиссия по ценным бумагам и биржам сыграла на опережение: за три недели до запуска сети, 11 октября 2019 года, подала иск в суд с требованием запретить эмиссию Gram и признать сбор средств у инвесторов незаконным.

Криптообщественность пыталась было поставить Павла Дурова в позу героя-самоубийцы, призвав его проигнорировать зарвавшихся американцев, возомнивших себя мировым жандармом, но карнавал с попкорном не случился. Компания Telegram заявила о намерении отстаивать свою правоту в суде и отложила запуск сети TON. Инвесторам предложили либо сразу забрать 77 % инвестиций, либо дождаться окончания срока заморозки деятельности (30 апреля 2020).

Цифра 77 % отражала реальность:

391 миллион долларов из полученного 1,7 миллиарда на тот момент Telegram уже успела оприходовать.

Как я уже говорил, решение богов на Олимпе предопределило судьбу сети TON еще летом 2019 года, задолго до появления иска SEC к Telegram. В предопределенности не сомневались и тяжущиеся стороны, однако ход судебного разбирательства не оставлял сомнений, что и время, вернее — его затягивание, также выступает полноправным участником спектакля наряду с дядей Сэмом и братьями Дуровыми.

Все шло к тому, что судья Кевин Кастел дотянет с оглашением вердикта до крайнего срока, однако случился коронавирус, приоритеты государства изменились, и уже 24 марта суд досрочно подтвердил правоту SEC и запретил эмиссию Gram.

Либертарные утопии

Общественность, продолжающая галлюцинировать на предмет связи сети TON c судьбами криптореволюции, предложила Павлу Дурову целых четыре сценария дальнейшего поведения, один безумнее другого.

Сценарий №1: игнорировать решение судьи и запустить TON, как ни в чем не бывало.

Сценарий №2: вернуть деньги американским инвесторам, остальным же не возвращать и, опять-таки, запустить сеть.

Сценарий №3: самим ничего не делать, а сеть пусть запустит сторонняя команда разработчиков, например, TON Community Foundation (TCF) или TON Labs.

Сценарий №4: заплатить штраф и официально зарегистрировать эмиссию Gram в соответствии с американским законодательством.

Фото: Алексей Зотов / ТАСС

Предложенные сценарии утопичны как на подбор. Три первых подводят лично братьев Дуровых под монастырь, пусть даже и в виде комфортабельной американской тюрьмы. Четвертый игнорирует главное — мотив, которым руководствовалась SEC при возбуждении иска против TON.

Как и следовало ожидать, все четыре сценария Павел Дуров отмел, по доброй традиции дотянул в замогильной тишине до последнего дня и в ночь на 30 апреля выдвинул инвесторам новый ультиматум:

  • Запуск TON откладывается до 30 апреля 2021 года;
  • Кто не хочет ждать, может забрать 72 % первоначальной инвестиции (в октябре 2019 предлагали 77 %: то есть, к потраченным 391 миллиону долларов добавили еще 85);
  • Остальные получат токены Gram, если, конечно, за год удастся выбить из SEC разрешение на эмиссию. Ну а если не удастся, тогда инвесторы получат 110% от своего первоначального вложения в виде… долевого участия в активах Telegram!

Тут-то мы и подобрались к самой увлекательной части интриги нашего повествования. Сразу после обнародования 24 марта решения судьи Кевина Кастела интернет запестрел репликами, якобы транслировавшими недовольство инвесторов Дурова и их намерение забрать свои деньги при любом развитии событий.

Стоило, однако, Дурову разослать инвесторам письмо со своим предложением, как со всех сторон раздались голоса одобрения. Инвесторам предложение Дурова сильно понравилось. До того сильно, что у меня исчезли последние сомнения: именно на такой исход инвесторы изначально и рассчитывали!

Итак, мы созрели для того, чтобы расставить точки над i во всех ментальных конструкциях, возведенных нами по ходу разбирательства.

Почему удавили Libra? Потому что криптопроект Цукерберга ставил под удар всю сложившуюся финансовую систему, краеугольным камнем которой является монополия государства на эмиссию денег. Фейсбук с его двумя миллиардами пользователей создавал реальную угрозу власти Центробанков, поэтому Libra уничтожили быстро, решительно и без всякого суда.

Почему удавили TON? Не сомневаюсь, что аналитики SEC замечательно разобрались в раскладе с инвесторами TON и догадались об их истинном интересе, однако ни TON, ни его инвесторы, ни Telegram, ни братья Дуровы дядю Сэма не интересуют.

SEC важно только одно: создать прецедент, предотвращающий любые попытки в будущем использовать лазейку SAFT вместо ICO. Оба договора нарушают права инвесторов (что квалифицированных и богатых, что неподготовленных и бедных), поскольку не дают никакой защиты от произвола нечистых на руку доморощенных блокчейноведов.

Криптореволюция после централизации

Почему общественности пора уже вылезти из пеленок романтической наивности и прекратить отождествлять любой крупный криптопроект с судьбой криптореволюции? Потому что Telegram и ее сеть TON не имеет к идеалам криптореволюции ни малейшего отношения. TON / Gram — это частный бизнес, и ничего более. Об этом, кстати, черным по белому написал судья Кевин Кастел в своем вердикте: «SEC не считает, что биткоины, обмениваемые в одноименном блокчейне, являются ценными бумагами (securities). Информация, послужившая поводом для возбуждения иска (то есть, информация о токене Gram – С.Г.), дает нам совершенно иную картину».

В переводе с юридического на бытовой это значит, что криптореволюция — это публичный, децентрализованный и инклюзивный блокчейн биткоина. А TON / Gram — это коммерческий продукт частной компании, пытающейся финансировать собственный бизнес за счет сбора средств у инвесторов методами, нарушающими законодательство.

Наконец, какую ставку делали изначально инвесторы TON / Gram? Как я говорил, они прекрасно понимали, что львиная доля собранных средств пойдет не на блокчейн и его сервисы, а на мессенджер Telegram. Инвесторы это понимали и их это совершенно устраивало, потому что, как бы это мягче сказать, в гробу умные инвесторы видели очередной шиткоин, пусть даже в исполнении братьев Дуровых.

Инвесторов с самого начала интересовал не TON / Gram, а сам Telegram! Потому что мессенджер Дурова — это настоящая бомба. Бомба, которая, только за последний год увеличила клиентскую базу на 100 миллионов: с 300 до 400!

Telegram, однако, — частный бизнес и о том, чтобы с кем-то делиться долей, Дуров и мысли не допускал. Держался до последнего. Вплоть до 30 апреля. Оттягивал, пока мог, но, в конце концов, обстоятельства вынудили. И — допустил. В письме к инвесторам Дуров заявил, что активов Telegram хватит на то, чтобы перекрыть все долговые обязательства, включая и 476 миллионов долларов, уже потраченных из 1,7 млрд первоначальной инвестиции, и лишние 10 %, обещанных инвесторам к 30 апреля 2021 года.

Как видите, у нас неожиданно случился полномасштабный хэппи-энд. SEC создал прецедент и защитил потенциальных вкладчиков в будущие криптопроекты. Общественность, хочется надеяться, разочаровалась в химере отождествления частного бизнеса с криптореволюцией. Инвесторы TON / Gram добрались до самого вожделенного — шанса получить долю в Telegram. Братья же Дуровы получили очередной год передышки, который можно продуктивно использовать для чего-то доходного и перспективного. Например, форсированного перевода мессенджера на рекламную модель.

источник: novayagazeta.ru

Нам очень интересно ваше мнение! Оставьте свой комментарий пожалуйста!